?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Ближайшие интересные новинки, ч.3 - homo legens
Pour moi, les grands livres ont une ambition philosophique
sibkron
sibkron
Ближайшие интересные новинки, ч.3
Новинки Фредрика Бакмана, Луи де Берньера, Малькольма Лаури (переиздание), Михаила Рыклина, Олдоса Хаксли, Павла Пепперштейна, Ричарда Йейтса, Роберта Дарнтона, Сергея Зенкина, Владимира Рафеенко, Кэмерона Кроу, Роман Сенчина, Клауса Хоффера и сборник бесед с различными авторами на рубеже тысячелетий.

Fredrik_Bakman__Babushka_velela_klanyatsya_i_peredat_chto_prosit_proscheniya.jpeg
Фредрик Бакман. Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
От издательства (Синдбад):
"«Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» - новая книга Фредрика Бакмана, подарившего миру Уве, ворчуна с самым большим сердцем. Ушла в типографию, придет 30 октября.
Чудесная история о том, как научиться быть иным в мире, который часто не принимает нашу инаковость. О любви между бабушкой и внучкой. Это история, которая заставит вас смеяться, плакать и любить героев, которых мог создать только Фредрик Бакман."


















Lui_de_Berner__Ryzhij_pjos.jpeg
Луи де Берньер. Рыжий пёс
От издательства (Азбука-Аттикус; Махаон):
"История Рыжего пса породы ред клауд келпи – история совершенно реальная, и произошла она несколько десятилетий назад в Австралии. Рыжий пёс – Блюи, как ещё его звали, – настоящая легенда северо-запада страны. Добродушный, умный, обаятельный, этот пёс цвета тёмной меди с янтарно-жёлтыми глазами был всеобщим любимцем. Он мог появиться в каком-нибудь посёлке и прожить среди людей несколько недель, а то и месяцев, а потом вдруг, остановив попутку (внезапно выскочив на дорогу перед знакомой машиной), отправлялся в путешествие и оказывался за несколько десятков километров от прежнего места обитания. Но Рыжий никогда не привязывался к одному человеку, до тех пор пока не познакомился с Джоном, парнем из шахтёрского городка, и тогда пёс понял, что с этой минуты жизнь его круто изменится… По роману Луи де Берньера в 2011 году режиссёр Крив Стендерс снял одноимённый фильм о знаменитом австралийском псе-путешественнике. "















Malkolm_Lauri__U_podnozhiya_vulkana.jpeg
Малькольм Лаури. У подножия вулкана
От издательства (АСТ):
""У подножия вулкана" — во многом автобиографичный роман о человеке, создавшем для себя земной ад и в нем сгоревшем. Действие разворачивается в маленьком мексиканском городке в День поминовения усопших — последнем в жизни беспробудного пьяницы Джеффри Фермина, бывшего британского консула. Эрнест Хемингуэй прочел "У подножия вулкана" шесть раз, последний — за два дня до своего самоубийства. Он неизменно рекомендовал своим друзьям "почистить душу" этой книгой в периоды похмелья. Габриэль Гарсиа Маркес говорил, что читал этот роман чаще, чем любой другой в своей жизни. "

















Mihail_Ryklin__Obrechennyj_Ikar._Krasnyj_Oktyabr_v_semejnoj_perspektive.jpeg
Михаил Рыклин. Обреченный Икар
От издательства (НЛО):
"В этой книге известный философ Михаил Рыклин рассказывает историю своей семьи, для которой, как и для всего народа, Октябрьская революция явилась переломным и во многом определяющим событием. Двоюродный дед автора Николай Чаплин был лидером советской молодежи в 1924—1928 годах, когда переворот в России воспринимался как первый шаг к мировой революции. После краха этих упований Николай с братьями и их товарищи (Лазарь Шацкин, Бесо Ломинадзе, Александр Косарев), как и миллионы соотечественников, стали жертвами Большого террора — сталинских репрессий 1937—1938 годов. Трагична и судьба родного деда автора Сергея Чаплина — советского разведчика, арестованного по делу своего старшего брата, проделавшего вместе с будущим известным артистом Георгием Жженовым путь от ленинградских «Крестов» до колымского рудника и в конце концов расстрелянного. Однако у этой книги есть и другой, внутренний сюжет, основанный на размышлениях об обстоятельствах столетней давности, о непостижимых проявлениях социального и личного поведения частных людей и советского общества в целом: драматические события начала XX века остались в прошлом, но значит ли это, что они не могут повториться? "













Oldos_Haksli__Seroe_Preosvyaschenstvo.jpeg
Олдос Хаксли. Серое Преосвященство
От издательства (АСТ):
"Исследование жизни незаурядного и загадочного человека, благодаря которому (или по вине которого) во все европейские языки вошло выражение «серый кардинал». Он остался в истории под именем отца Жозефа — помощника и тайного советника, неизменно стоящего за спиной кардинала Ришелье, — и сыграл ключевую роль в европейской политике периода Тридцатилетней войны. Одни считали его святым, другие — чудовищем. Неизменно следуя жесточайшим правилам монашеского благочестия и никогда ничего не желая для себя лично, он, тем не менее, ничем не гнушался, когда дело касалось государственных интересов, и с легкостью шел на предательства и преступления. Кем же он был, этот преступник-праведник, неизменно считавший, что исполняет Высшую волю?.."















Pavel_Peppershtejn__Predatel_ada_Rasskazy.jpeg
Павел Пепперштейн. Предатель ада
От издательства (НЛО):
"Нечто иное смотрит на нас. Это может быть иностранный взгляд на Россию, неземной взгляд на Землю или взгляд из мира умерших на мир живых. В рассказах Павла Пепперштейна (р. 1966) иное ощущается очень остро. За какой бы сюжет ни брался автор, в фокусе повествования оказывается отношение между познанием и фантазмом, реальностью и виртуальностью. Автор считается классиком психоделического реализма, особого направления в литературе и изобразительном искусстве, чьи принципы были разработаны группой Инспекция «Медицинская герменевтика» (Пепперштейн является одним из трех основателей этой легендарной группы). Направление представлено культовым романом Пепперштейна и Ануфриева «Мифогенная любовь каст», а также книгами Пепперштейна «Военные рассказы», «Свастика и Пентагон», «Весна» и «Пражская ночь», которые вызвали бурную реакцию литературных критиков и читателей разных стран. "















Richard_Jejts__Odinnadtsat_vidov_odinochestva.jpeg
Ричард Йейтс. Одиннадцать видов одиночества
От издательства (Азбука):
"Впервые на русском — вторая классическая книга автора прославленной «Дороги перемен» — романа, который вошел в шортлист Национальной книжной премии США и послужил основой недавно прогремевшего фильма Сэма Мендеса с Леонардо Ди Каприо и Кейт Уинслет в главных ролях (впервые вместе после «Титаника»!). Кейт Аткинсон называла Йейтса «реалистом высшей пробы, наследником Хемингуэя», а New York Times писала: «Стоит упомянуть само это название, “Одиннадцать видов одиночества”, — и целое поколение читателей понимающе улыбнется. Йейтс создал ни больше ни меньше — нью-йоркский эквивалент “Дублинцев” Джойса». Заглавие сборника успело стать нарицательным (и даже наши отечественные меломаны помнят альбом Таниты Тикарам «Eleven Kinds of Loneliness»). Итак, вашему вниманию предлагаются одиннадцать историй о встречах и расставаниях, о любви и ненависти, о хрупкости человеческих отношений и цене обмана — от «одного из величайших американских писателей двадцатого века» (Sunday Telegraph)."














Robert_Darnton__Tsenzory_za_rabotoj._Kak_gosudarstvo_formiruet_literaturu.jpeg
Роберт Дарнтон. Цензоры за работой
От издательства (НЛО):
"Книга профессора Гарвардского университета Роберта Дарнтона «Цензоры за работой» — это увлекательное исследование того, как в разных обстоятельствах и в разные времена работает цензура. В центре внимания автора три далеких друг от друга сюжета — роялистская Франция XVIII века, колониальная Индия XIX века и Восточная Германия на рубеже 1980–1990-х годов. Автор на многочисленных примерах прослеживает, как именно работала цензура, что сами цензоры думали о своей работе и каким образом они взаимодействовали с книжным рынком, в том числе и «черным». В книге можно найти колоритные портреты многих представителей «теневого» книжного мира — от полуграмотных завсегдатаев парижских книжных рынков до владеющих десятками языков бенгальских библиотекарей. Роберт Дарнтон показывает, какой вклад цензура вносила не только в культурную, но и в экономическую и политическую жизнь общества. Цензура предполагала слаженную работу многих людей, сплетения судеб и интересов которых могут напоминать увлекательный детективный роман."













Sergej_Shapoval__Besedy_na_rubezhe_tysyacheletij.jpeg
Сергей Шаповал. Беседы на рубеже тысячелетий
От издательства (НЛО):
"В сборнике звучат голоса из недавнего прошлого. Это голоса известных людей — литераторов, социологов, историков, экономистов, общественных деятелей, которые анализируют историю и современность, отвечают на самые актуальные и острые вопросы, обсуждают ситуацию в обществе и перспективы страны. 1990-е и 2000-е — два важнейших для современной России десятилетия. 81 разговор, 56 собеседников. Первый цикл бесед посвящен такому важному феномену русской культуры XX века, как литературный андеграунд 1970–1980-х годов. Здесь делятся мыслями писатели различных идейных и эстетических убеждений: Д.А. Пригов, В. Сорокин, С. Гандлевский, Л. Рубинштейн, Ю. Кублановский, Ю. Карабчиевский, Т. Кибиров, Ю. Мамлеев и др. В двух следующих разделах — беседы 1990-х и 2000-х годов, часть из них — подведение итогов истекших десятилетий. Среди собеседников Б. Дубин, В. Ерофеев, М. Горбачев, Е. Гайдар, И. Шафаревич, М. Кантор, В. Мединский, В. Живов, Вяч. Вс. Иванов, С. Жижек, А. Зорин и др. Аккумулированный в книге интеллектуальный заряд — не просто факт живой истории, он многое объясняет в современной российской жизни. "















Sergej_Zenkin__Teoriya_literatury_problemy_i_rezultaty.jpeg
Сергей Зенкин. Теория литературы. Проблемы и результаты
От издательства (НЛО):
"Книга представляет собой учебное пособие высшего уровня, предназначенное магистрантам и аспирантам – людям, которые уже имеют базовые знания в теории литературы; автор ставит себе задачу не излагать им бесспорные истины, а показывать сложность науки о литературе и нерешенность многих ее проблем. Изложение носит не догматический, а критический характер: последовательно обозреваются основные проблемы теории литературы и демонстрируются различные подходы к ним, выработанные наукой ХХ столетия; эти подходы аналитически сопоставляются между собой, но выводы о применимости каждого из них предлагается делать читателю. Достижения науки о литературе систематически сопрягаются с концепциями других, смежных дисциплин: философии, социологии, семиотики, лингвистики. Используется опыт разных национальных школ в теории литературы: русского формализма, американской «новой критики», немецкой рецептивной эстетики, французского и советского структурализма и других. Теоретическое изложение иллюстрируется разборами литературных текстов. "













Vladimir_Rafeenko__Dolgota_dnej.jpeg
Владимир Рафеенко. Долгота дней
От издательства (Фабула):
"Дилогия «Долгота дней» состоит из двух частей. Одна — собственно романное тело. Вторая — новеллы, автором которых является один из персонажей романа. Романное тело представляет собой сказку о войне. Собрание новелл, напротив, выдержано в духе реализма. Трёхэтажная баня «Пятый Рим» на окраине Z — здесь бесследно исчезают явившиеся на помывку оккупанты, а каждое утро начинается с исполнения украинского гимна. Так Сократ Гредис, Коля Вересаев и Лиза вносят непоправимый астральный разлад в работу механизмов российского инферно."


















XN7r9uq7clM.jpg
Кэмерон Кроу. Знакомьтесь - Билли Уайлдер
От издательства (Rosebud):
"Великий классик американского и мирового кино Билли Уайлдер в этой книге откровенно рассказывает о том, как создавались его шедевры — «В джазе только девушки», «Квартира», «Бульвар Сансет», «Сабрина», об изнанке Голливуда, о своей карьере, юности, мечтах и великосветских знакомствах. Уайлдер в одно и то же время и строг, и забавен, и сентиментален, и беспощаден к себе.По его словам, «это была просто работа» — но эта работа повлияла на множество видных мастеров кино, среди которых Стивен Спилберг, Спайк Ли, братья Коэны и Дэвид Линч."















Roman_Senchin__Postoyannoe_napryazhenie.jpeg
Роман Сенчин. Постоянное напряжение
От издательства (Эксмо):
"Герои представленных в книге рассказов – жители мегаполисов, маленьких городков и деревень. Казалось бы, разные, они очень похожи друг на друга. Задавленные грузом схожих проблем, они незаметно проживают свои тихие жизни. Одним из ярких представителей народа, населяющего мир Сенчина, можно назвать охранника Назарова, который крепко держится за свой рабочий стул и трясется от мысли, что же будет, когда ресторан закроют. Автор безжалостен к своим героям и предельно честен с собой. Он не рассуждает, но констатирует, предоставляя читателям возможность самим ставить вопросы и находить ответы."
















Хоффер_У_бирешей_лицевая.jpg
Клаус Хоффер. У бирешей
От издательства (Симпозиум):
"Роман Клауса Хоффера погружает читателя в мир обитания странного рода-племени, зовущегося «бирешами». Подобно герою кафковского «Замка», сюда, на «край земли» (на глухую окраину Австрии), прибывает молодой человек, чтобы исполнить исстари завещанный родовой ритуал – в течение года прожить в Деревне, отказавшись от собственного «я» и приняв на себя роль и обязанности умершего родственника. Повествование об обычаях и формах жизни этого места, словно выпавшего из исторического времени, ведут его обитатели, противоречивые попытки которых «объяснить мир» пронизаны обильными интертекстуальными мотивами мировой литературы."

Tags:

Leave a comment